Строки, опаленные войной

   С каждым годом все дальше уходит от нас Великая Отечественная война, все меньше остается очевидцев тех страшных событий, поэтому нам дороги любые воспоминания военных лет.  Воспоминаниями своего деда-фронтовика Сакошева Никиты Федоровича поделилась сотрудник сельской библиотеки в с. Ынырга – Станкевич Светлана Владимировна. Когда-то они были записаны отцом Светланы Владимировны для своих потомков. Теперь эти несколько листочков способны открыть перед нами картину сражений, борьбы, лишений, которые прошлось пройти защитнику Лениграда, Сталинграда и всей нашей Родины.
Сакошев Никита Федорович родился в 1913 году в с. Калманка (Усть-Пыжа) Турочакского района Ойрот-Туринской области.  В  октябре  1939  года  был  призван  Турочакским  райвоенкоматом   на действительную  военную  службу  в ряды  Советской  Армии.
» Служил и обучался на  снайпера и пулеметчика  на  Дальнем  Востоке, в  пехотной дивизии.  Не дослужив до  окончания службы,  началась война. Сибиряков срочно начали обучать оборонительным и защитным действиям. В  ноябре 1942 г. всех солдат — сибиряков  погрузили в эшелоны и повезли  на  запад. В Новосибирске    эшелон  догрузили земляками- алтайцами, которые  служили и обучались  в  Бийске и Новосибирске,  а затем   поезд отправился  на  Москву. До  Москвы  ехали  очень  долго — на каждой станции догружали солдат, да и железные дороги были забиты составами с военной техникой.
Первое военное крещение было за  Москвой, где не было дорог, не было хорошей  боевой техники, хорошего  питания. Спали, где придется, и как придется, костры разжигать не полагалось по военному уставу. Строили  и  копали  военные  укрепления. Первые немецкие  бомбардировщики  появились  спустя  неделю,  но  они  прошли  высоко  и  пролетели  дальше. Где  отбомбились,  нам  неизвестно  и  когда  пролетели обратно неизвестно.  Где-то  далеко на  западе  грохотали  взрывы, летали  самолеты,  а у нас   пока  было  тихо.  Самолет-рама  разведчик  пролетал  постоянно, нам  было  приказано , при  появлении  этого самолета –рама,  укрыться  чем-нибудь  или  спрятаться. Вечерами  командиры нам  объясняли,  что война  идет  широким  фронтом,  может  прийти  прямо  или  слева, или справа.  Иногда,   мимо  провозили  на  повозках  раненых.  В нашу позицию первыми пришли отступающие солдаты и сказали, что противотанковые рвы нужно  копать  широкие  и  глубокие,  так  как  немецкие  танки  мощнее  наших. И  действительно,  наши танки Т-27, были  намного  меньше ( как их называли — «коробочки»)  немецких.  Шли  непрерывные  дожди,  кругом слякоть,  грязь,  из  вооружения только винтовки  и  станковые пулеметы  «Максим». Для борьбы с танками  были  ручные  зажигательные  смеси в стеклянных  бутылках,    ручные  гранаты и мины. Противотанковых гранат  пока еще не было, они появились  намного позже. Полевые  кухни возили на конях или на тракторах, на них  же возили патроны и снаряды. У  имеющихся  тогда  автомобилей  проходимость была  слабая,  по  грязи  они  передвигались с  трудом.  Через  две   с  половиной  недели,  утром  рано,  немцы  начали  обстрел наших  передних  позиций  из  тяжелых  орудий. Били  часа  три, с  остановками,  потом еще  столько же. Повалили   столько  лесу,  появились непроходимые  буреломы.   После артобстрела  появились, одетые во все черное, немецкие  солдаты. Смотреть было красиво, идут все в ряд… Отбили  одну  атаку,  вторую, третью, а  их  конца  и  края нет.  Обстрел вели  из  станковых   пулеметов «Максим».  Из  наших  45 мм пушек, не  очень – то  их  напугаешь,  хорошо,  что  впереди  нас  стояли  более мощные  зенитные  пушки, вот  они и  не  пропустили  немецкие  танки. На  третий  день немецкие  танки  пошли  на  прорыв с  северной  стороны, но  там  все  было  заминировано, на мине  подорвались  8 танков, остальные  повернули  назад. Нам  был  дан  приказ сняться с  позиции и  отступить  назад  на  сорок километров в  сторону  Москвы.  Закрепились  на  готовом  участке с  траншеями, блиндажами, танковыми  рвами. Слева место  болотистое, танки немцев пройти не могут. Так и держали  их  пока не  настала  зима и  начались  морозы. Немцы  морозов  боялись. На  какое -то время  немцы  остались  без  горючего  и боеприпасов. Наступило  затишье.  Временно  приостановив  наступление  на Москву, немцы  полезли  в  северную  сторону, на Ленинград. Нас ,  двести пятьдесят человек солдат, срочно перебросили  в  сторону  Ленинградского фронта. Там уже  стало  труднее и  с питанием , и  обмундированием, да  и наступили  крепкие  морозы. Но мы дрались не смотря на  морозы.  Немцев к Ленинграду не  подпустили.  В тяжелом бою  на   Сенявинском  направлении был тяжело  ранен. Вынес  меня на  себе тяжело — раненого, мой земляк Чалбин  Александр Саклакович. Фашисткий  снаряд  разорвался  рядом, три  осколка  впились  в   левую  ногу. Один  осколок  вырезали  в  медсанбате, два  остались  со  мной,  много  лет  они  меня  тревожили,  но  в  горячей  бане  выпали  сами. Подлечился в госпитале и  снова  на фронт.  Воевали чуть ли не год, получили  боевые  награды. Потом, по  срочному  приказу  Верховного  Главнокомандующего, нашу  дивизию  перебросили  из  северного  котла, на Сталинградское  направление. Воевать здесь  было  очень  трудно  из-за ровной  местности, все  как на  ладони,  видимость  для  немецких  летчиков  отличная. Бомбили  Сталинград  немецкие  асы  с  остервенением. У немцев  было  столько  самолетов,  иной раз солнце не видно было, сплошь закрыто  небо бомбардировщиками. Но и наша  авиация  не  спала, жгли  их  и  разваливали  как  сухарей.   В  Сталинградской  битве  многие  наши  солдаты   вступили  в  ряды  коммунистической партии, потому что  погибали очень  много, поэтому  был  зов: «Погибать, так  коммунистом».  Я тоже вступил в  коммунисты. В  январе  1943 года был  тяжело  ранен, пуля пробила шею, но я остался жив  .После  госпиталя вновь  вернулся  в  строй,  но  ненадолго. Там, в  Сталинградском  котле  много  погибло  моих  земляков, поэтому бил  врага  за  себя и  за  погибших  земляков.  При  конвоировании немецких  пленных, немецкий  снайпер  пробил пулей  кость  левой  руки,  боли  не  очень  чувствовалось, но  когда  попал в госпиталь, понял —  руку  не  сохранить…..
 В  госпитале  левую  руку  ампутировали,  подлечили,  дали  инвалидность, и  в  марте 1943 года  демобилизовали.  «
Сакошев Никита Федорович был награжден Орденом «Красной Звезды», Орденом «Отечественной войны», медалью «За оборону Ленинграда», медалью «За отвагу» и юбилеными медалями.
8 февраля 1986 года Никита Федорович скоропостижно скончался.
гл. библиотекарь
Ыныргинской сельской библиотеки
им. В.Г. Бахмутова,
Станкевич С.В.